Я не согласен ни с одним словом, которое вы говорите, но готов умереть за ваше право это говорить... Эвелин Беатрис Холл

независимое международное интернет-издание

Кругозор

интернет-журнал

Держись заглавья Кругозор!.. Наум Коржавин
x
июль 2011

СИМФОНИЯ ШОСТАКОВИЧА

И вот наступил этот день - 9 августа 1942 года. Всё было почти как в мирное время. По Ленинграду были расклеены афиши. В зале филармонии зажглись огромные хрустальные люстры. Только публика была необычная
в потрёпанных гимнастёрках, тельняшках, бушлатах. Примерно также были одеты и оркестранты. Только Карл Ильич Элиасберг стоял за пультом во фраке и белоснежной рубашке с бабочкой. По всему городу исполнение концерта транслировалось через громкоговорители. Его могли слышать и немецкие войска на передовой. Уже после войны два туриста из ГДР разыскали Элиасберга и сказали ему
" Мы слушали симфонию в тот день. Именно тогда, 9 августа 1942 года стало ясно, что война нами проиграна. Мы ощутили вашу силу, способную преодолеть голод, страх, даже смерть"

"Когда гремят орудия - музы молчат", - говорили древние. В страшное лето 1941 года, в блокадном Ленинграде это правило не только было нарушено, но разлетелось вдребезги. В тот вечер 14 августа всё было как обычно. 25-летний молодой человек в очках (в армию его не взяли по зрению), как обычно, в семь часов вечера пришёл на сборный пункт дружины народного ополчения.


Дмитрий Шостакович, 1941г.

- Ты, Митрич, сегодня дежуришь на посту номер 5,-распределял дружинников Пётр Алексеев, высокий, невероятно худой старик. Дмитрий Дмитриевич Шостакович с трудом поднялся на крышу по чёрной лестнице. От постоянного недоедания ( уже в то время с продуктами были проблемы) кружилась голова. Осмотрелся.  Вдалеке выли сирены. Под домом прошли танки. Где-то полыхали пожары и дым от них расползался по всему городу,  но здесь, наверху небо было ясным и звёздным. Трудно было поверить, что под таким сияющим, замершем в вечном спокойствии  небом,  творятся ад и безумие. И вдруг из этих звуков, из полыхания пожаров, из бескрайного, звёздного неба зазвучала музыка. Светлая и возвышенная. Мелодия первой части будущей симфонии. В час ночи композитор пришёл домой, стараясь не разбудить спящую жену и двух детей,  зажёг свечу       (свет ночью отключали )  и записал на чистом нотном листе-15 августа 1941 года. Это был день начала работы над вошедшей в историю Ленинградской, 7-ой симфонией.

!5 сентября началась ленинградская блокада. К этому времени уже были написаны две части симфонии. 5 ноября, ночью  Шостаковича  на маленьком военном самолёте переправляют в Москву. В январе 1942 года симфония была закончена. А уже  5 марта 1942 года она впервые была исполнена в Куйбышеве государственным, симфоническим оркестром СССР  под управлением Самуила Самосуда.

Тут возникает много вопросов. Почему в эти невероятно трудные, можно сказать, критические для советского народа дни, исполнение 7 симфонии Шостаковича становится делом государственной важности? Как смогло жестоковыйное, диктаторское руководство страны стать вдруг таким понимающим и музыкальным?  Ведь вождь народов  никогда не  был меломаном. Напротив, под его руководством безжалостно уничтожалось всй живое и светлое. Мы объясняем это двумя причинами. Во-первых, вопрос стоял о жизни и смерти. О личной жизни и смерти всего руководства СССР, в том числе, и Сталина.  В такой ситуации человек меняется. Срабатывает инстинкт самосохранения.  Он инстинктивно хватается за всё, что помогает выжить. Когда высшие руководители СССР, в том числе, разумеется, Иосиф Сталин, услышали  7 симфонию, им стало ясно какую великую, потрясающую, всё побеждающую  силу имеет эта музыка.

Именно тогда  великий диктатор произнёс, помахивая трубкой в такт,  слова, которые сделали возможным всё, что произошло дальше: " Пусть ленинградцы тоже услышат Седьмую симофнию". Далее происходят удивительные события.

2 июня в 5 утра в дверь дирижёра симфонического оркестра Ленинградского Радиокомитета  Элиасберга позвонили.

- Кто это мог быть так рано?- думал Карл Ильич, медленно, рассчитывая каждый шаг,  продвигаясь к двери. Он жил один. Жена и двое детей успели эвакуироваться из города. За 10 месяцев блокады дирижёр отвык бояться ночных звонков,  но когда открыл дверь, старые страхи всплыли заново. За дверью стояли трое в военном. Майор и два солдата. У одного из солдат  в руке был большой свёрток.

- Карл Ильич?- вежливо взял под козырёк майор. Вам посылка из Москвы. Распишитесь.


Карл Элиасберг, 1945 г.

-Что это? - удивился Элиасберг.

- 7 симфония Шостаковича.

- Господи! Как он мог забыть. Ещё неделю назад звонил первый секретарь Ленинградского горкома партии  Жданов и говорил, что принято решение исполнить Седьмую симфонию в Ленинграде.

- Андрей Александрович, кто будет играть? - удивился тогда Элиасберг. У меня осталось всего 15 музыкантов и те еле держатся на ногах. Мы уже три месяца не репетируем.

- Решение принято на самом верху,   -  оборвал его Жданов.- Так что нам придётся его выполнить. У Вас будут все полномочия. В случае трудностей звоните начальнику политуправления фронта генералу Холостову. - И Жданов продиктовал номер телефона.

 Элиасберг с трудом отнёс свёрток в комнату и разорвал обёртку. Там были четыре большие нотные тетради и письмо.   Он трясущимися от волнения пальцами вскрыл письмо и прочитал:

-Дорогой Карл Ильич!

Знаю как Вам тяжело и поэтому не спрашиваю как дела. Чувствую себя неважно. Нервишки расстроились вконец. Очень переживаю за Иру и детей. Пытаюсь добиться их эвакуации, но пока не получается.

Посылаю симфонию. Исполнять её можно (далее подчёркнуто красным карандашом) только в полном составе: в том числе, 8 валторн и 8 тромбонов.

Всего доброго. Ваш Шостакович.

-8 тромбонов и 8 валторн! Откуда их взять? Это просто нереально. 

Он набрал номер генерала Холостова. Тот поднял трубку сразу. Элиазберг разъяснил ситуацию.

- Так что мы теперь воевать будем или играть?- рассмеялся Холостов. Но судя по тому, что трубку он не положил и не послал дирижёра ко всем чертям собачьим, генерал уже получил указания свыше. Они помолчали.

-Чем же я могу Вам помочь?

- Мне нужно, чтобы музыканты срочно вернулись с фронта.

- Но я понятия не имею где они.

- Это я попытаюсь узнать.

Карл Ильич позвонил своему приятелю виолончелисту Борису Поляцкину, который жил в соседнем доме и который уже знал про разговор со Ждановым.

-Срочное дело, Боря. Подойди, пожалуйста.

Вскоре пришёл виолончелист, 65 лет (не призвали на фронт по возрасту), небольшого роста в очках, до войны полный, с выпирающим животиком, а сейчас кожа да кости. Они сидели на кухне (там было теплее) и просматривали ноты симфонии.  Элиасберг прочитывал лист, иногда что-то напевая себе под нос, и передавал его Поляцкину. Тот молча просматривал и складывал прочитанные листы на коленях. Кончили первую часть перешли ко второй.

-Давай паузу сделаем,- попросил Борис. - Уже не ноты, а мальчики кровавые в глазах.

Они прервались.

-Ну, что скажешь, Боря?

-Музыка гениальная.  Но как её исполнить нашими силами. Не представляю

-Вот и не представляю. Может ты переписываешься с кем-нибудь из оркестра?

- Да, переписываюсь. С Лёшей Софоновым. Скрипачом. Помнишь его?

-Ну, конечно, помню. Так можно же найти его часть по номеру полевой почты, - обрадовался Элиасберг - Принеси его письмо, пожалуйста. Возможно, Лёша знает кого-то ещё. Надо опросить всех из нашего оркестра. Позвонить  родным, которые не эвакуировались. Ты поможешь?

-Да. Конечно.

Так всё начиналось. Карл Ильич узнавал номер части артистов оркестра, сообщал генералу Холостову. На другой  день музыкант появлялся в Ленинграде. Система " по указанию Сталина" за много лет была отлажена и действовала безотказно.


 Ленинград, август 1942 года

Теперь каждое утро музыканты  собирались на репетиции. Всем были выписаны дополнительные пайки. Некоторые оркестранты прилетели на военном самолёте из- за линии фронта. К концерту готовились как к важному сражению. "Нью-Йорк Таймс" писала: "Симфония Шостаковича была равносильна нескольким транспортам с вооружением". Войскам Ленинградского фронта Был отдан приказ: " Во время концерта ни одна бомба, ни один снаряд не должны упасть на город"

И вот наступил этот день - 9 августа 1942 года. Всё было почти как в мирное время. По Ленинграду были расклеены афиши. В зале филармонии зажглись огромные хрустальные люстры. Только публика была необычная: в потрёпанных гимнастёрках, тельняшках, бушлатах. Примерно также были одеты и оркестранты. Только Карл Ильич Элиасберг стоял за пультом во фраке и белоснежной рубашке с бабочкой. По всему городу исполнение концерта транслировалось через громкоговорители. Его могли слышать и немецкие войска на передовой.  Уже после войны  два туриста из ГДР разыскали Элиасберга и сказали ему: " Мы слушали симфонию в тот день. Именно тогда, 9 августа 1942 года  стало ясно, что война нами проиграна. Мы ощутили вашу силу, способную преодолеть голод, страх, даже смерть".

Не пропусти интересные статьи, подпишись!
facebook Кругозор в Facebook   telegram Кругозор в Telegram

 

Добавить комментарий:

КОНОЗАЛ

Короткометражная комедия Якова Ратманского «Вольтерьянцы» по пьесе В.Шендеровича
Короткометражная комедия Якова Ратманского «Вольтерьянцы» по пьесе В.Шендеровича

Несколько дней назад наш автор Яков Ратманский любезно предоставил "Кругозору" свою новую любительскую короткометражную комедию.

Кругозор июнь 2022

ОСТРЫЙ УГОЛ

Русская культура - это хорошо или это плохо?
Русская культура - это хорошо или это плохо?

"Плохо!" - говорят голоса в западной прессе. Они продолжают "Русская культура - это империализм, варварство, подлость".

Лев Правдивый июнь 2022

ПРОСТОРЫ

Загадочное слово степь
Загадочное слово степь

…это не просто травянистая равнина, это родина, которая всегда с тобой, как бы далеко ты ни уехал. Но почему и как этот ландшафтный термин стал общим для большинства европейских языков?

Юрий Кирпичев июнь 2022

УРОКИ ВРЕМЕНИ

Украине нужен Майкл Коллинз!
Украине нужен Майкл Коллинз!

В 1921 году перед Ирландией стоял вопрос в корне не отличающейся, от Украинской дилеммы в 2022 году. Пойти на территориальные и политические уступки могучему соседу или вести кровавую войну с ним?

Гур Озорев июнь 2022

ЗЛОБА ДНЯ

Яков Ратманский "Вы сошли с ума?"... Размышления о просьбах к Израилю о военной помощи Украине

Втянуть Израиль в эту войну всё равно, что Украине сейчас начать воевать ещё с кем-то. А с какого бодуна, простите, Израиль побежит воевать?..

Кругозор май 2022

Держись заглавья Кругозор!.. Наум Коржавин

x